Category Archives: Политика

Запрет на ввоз оружия и военного снаряжения

Запрет на ввоз оружия и военного снаряжения
Единственной областью санкций, которая распространилась бы на всех и в дальнейшем, стал бы запрет на ввоз оружия и военного снаряжения. Осуществлять его можно было бы только с одобрения специальной комиссии в рамках конференции, в которой были бы представлены все республики бывшей Югославии, а решение принималось бы на основе консенсуса. Предполагается, что эти меры могли бы действовать в течение ближайших 5—10 лет.
Мусульманско-хорватской федерации в Боснии и Герцеговине предлагается гарантировать возможность конфедеративного объединения с Хорватией (но только как федерации в целом, чтобы избежать «аншлюса» Герцеговины со стороны Хорватии). Боснийские сербы имели бы равные права и возможность конфедеративного объединения с СРЮ, но только после того, как на переговорах боснийских сторон был бы решен вопрос о статусе и территориальном размежевании в Боснии и Герцеговине.

Международная конференция по бывшей Югославии имела бы собственные полицейские силы и силы, выполняющие наблюдательные функции. Наблюдатели должны быть размещены на всех границах республик и иметь более широкие полномочия по контролю за транзитом грузов и граждан, чем нынешняя миссия гражданских наблюдателей МКБЮ на Дрине. К тем сторонам, которые откажутся принять контроль на границе, были бы применены меры «наказания».

Лондон, Париж и Москва уже давно недовольны Вашингтоном из-за его жесткой позиции

Лондон, Париж и Москва уже давно недовольны Вашингтоном из-за его жесткой позиции
Основным новым элементом русско-англо-французского плана стала попытка взаимоувязки как мол<но большего числа проблем и начала комплексного урегулирования ситуации на мирной конференции, что давно предлагал министр иностранных дел Франции Ален Жюппе. План предусматривает:
Лондон, Париж и Москва уже давно недовольны Вашингтоном из-за его жесткой позиции

1. Проведение встречи на высшем уровне в рамках Международной конференции по бывшей Югославии (МКБЮ) до истечения мандата Сил ООН по охране (СООНО) в Хорватии, то есть до конца марта.

2. Взаимное признание всех государств. возникших на территории бывшей СФРЮ, включая Македонию, которую «контактная группа» до последнего времени почти не упоминала. Главное условие при этом — «государство образующие пароды достигнут взаимной договоренности о внутреннем устройстве, территориях и других срочных проблемах» в Боснии. Еще одно условие — между сербами в Крайне и правительством Хорватии будет достигнут договор. Могут быть и другие условия. Одновременно с признанием бывшими республиками СФРЮ друг друга могли бы быть сняты санкции и подписано соглашение о безусловном и долгосрочном прекращении боевых действий. Постоянные члены Совета Безопасности ООН взяли бы на себя обязательство автоматически проголосовать за новое введение санкций против любой стороны, которая бы серьезно нарушила положения итогового документа конференции.

Секретный план урегулирования

Секретный план урегулирования
Самая продолжительная в истории урегулирования югославского кризиса встреча с глазу на глаз между президентом Сербии Слободаном Милошевичем и российским министром иностранных дел Андреем Козыревым отнюдь не завершилась безрезультатно, как поспешила сообщить мировая печать.
Секретный план урегулирования

Официально миссия Козырева преследовала цель убедить президента Сербии в необходимости принять новый план Вашингтона, предусматривающий признание Белградом Хорватии и Боснии в прежних административных границах в обмен на отмену санкций на два месяца и американские гарантии полной отмены блокады СРЮ при условии, что в последующий период не произойдет резкого поворота к худшему.

В России на подпольных заводах рабочие получают 250-300 долларов в месяц

Купленные по дешевке подержанные восточногерманские линии монтируются буквально за день в сельском доме или небольшом подвале — и при необходимости за день же могут исчезнуть. Работать такие линии в состоянии 24 часа в сутки при минимальном обслуживании: было бы сырье. Теоретически здесь должны только разливать водку, купленную официально оптом. Фактически же не составляет труда приделать к линии чан и смешивать в нем «левый» спирт с водой, а уж затем разливать продукцию по бутылкам. Ни посуда, ни этикетки проблемой не являются. Для таких производств водка из Северной Осетии — враг номер один.

В России на подпольных заводах рабочие получают 250-300 долларов в месяц

Благодаря чрезвычайной дешевизне рабочей силы (в России на подпольных заводах рабочие получают 250— 300 долларов в месяц, иногда больше, в Осетии — в пределах 50 долларов) и контрабандного сырья подпольная водка с Северного Кавказа при аналогичном качестве оказывается дешевле российского пойла. Постановление правительства, запретившее торговать водкой в коммерческих ларьках, сузило канал, по которому водка всех мастей поступает к потребителю, и тем самым ожесточило конкуренцию (что, вероятно, и было главной целью кругов, проталкивавших его через «Белый дом»). Поскольку суммы, вращающиеся в водочном бизнесе, сравнимы с оборотами нефтяного бизнеса, любые способы оказываются хороши, чтобы убрать конкурента.

ОГНЕННАЯ ВОДА

 Северной Осетии

Я уже писал, что за войной и миром в Чечне стояла (и стоит) азербайджанское «черное золото». Вполне похоже, что за новыми вооруженными столкновениями (пока не войной, но в Чечне все тоже начиналось с малого) в Северной Осетии стоит другая жидкость, которую можно назвать «прозрачным золотом»: водка. Владикавказ и его окрестности — это примерно 30—35 процентов производства подпольной водки, поступающей на российский рынок. На водочные заводы Северной Осетии ориентирована значительная часть переработки свеклы в Украине и картофеля в Белоруссии. Надежно защищенная осетинским «суверенитетом», владикавказская водка неуязвима для конкурентов с севера.

Под Москвой и в Москве сотни компактных фирм по розливу водки.

Через «Владик» идет и водка, изготовленная из дешевого разливного американского спирта в Грузии и Армении (последние перестрелки с российскими пограничниками на Военно-Грузинской дороге связаны именно с такими перевозками). Легализованная в Северной Осетии, эта водка далее реализуется через оптовиков, якобы купивших ее у зарегистрированных фирм по «чистым» контрактам. Главные соперники североосетинских «цеховиков» — те, кто контролирует водочное производство в самой России. Старые «государственные» ликероводочные заводы играют здесь далеко не первую роль. Эти-то «на виду» и «на счету». Однако в последние год-полтора как грибы после дождя развернулись под Москвой и в Москве сотни компактных фирм по розливу водки.